Книги возвращаются! Только помешанные на электронике думают, что книги могут исчезнуть

События & Тенденции
Безумные поклонники электронных книг не учли человеческий опыт, а издатели слепо последовали их примеру. Однако новизна техники быстро сошла на нет.
Наконец-то. Кульминация электроники не за горами. Главный разрушитель новой эры информационных технологий — это … секундочку … книга.

Сообразительные исследователи давно обнаружили признаки изменений. Продажи Kindle сначала обогнали «твердые переплеты», но с 2011 г. резко пошли на спад. Компания Sony уничтожила свои электронные ридеры один за другим. В прошлом году компания Waterstones остановила продажи Kindle и электронных книг за пределами Великобритании, перераспределив освободившиеся стеллажи под книги и отметив пятипроцентный рост продаж.

Amazon открыл свой первый книжный магазин.

Официальная Ассоциация издателей только подтвердила эти тенденции. В прошлом году продажи электронного контента упали с 563 до 554 миллионов фунтов стерлингов. После года стагнации продажи книг пошли вверх с 274 до 276 миллиардов фунтов стерлингов.

Конечно, продажи стимулируют маркетологи, подбирая удачные расцветки и цепляющие заголовки, но здесь есть и еще одна причина. Правда заключается в том, что цифровые «читалки» никогда не были в той же самой категории, что и книги. Ассоциация издателей безошибочно отмечает, что «читатели получают удовольствие от самих книг, что никак нельзя трансформировать в цифровую среду».

Виртуальные книги, как виртуальный отпуск или виртуальные отношения, — не реальные. Людям нужен перерыв от очередного чертового экрана.

Что же пошло не так? Очевидно, что издательства, как и другие индустрии — до и после — пострадали от помешанных на электронике: они просто не смогли отличить новизну от непосредственной ценности. Можно было читать заметки безумных поклонников гаджетов, но нельзя было предсказать, как рынок отреагирует на продукт, у которого нет новизны. Это противоречит человеческой природе. Чтение литературы — это не процесс потребления, это эмпирический опыт.

Как это часто бывает, первопроходцем был музыкальный бизнес. На рубеже XXI века продажи кардинально изменились: интерес перешел от записи к живой музыке. Отчасти из-за того, что воспроизведение и распространение музыки стали настолько дешевым, что бизнес перестал быть прибыльным, но по большей части из-за того, что сам рынок изменился. Покупатели — и стар, и млад — хотели присутствовать на исполнении музыки, и они были готовы платить за этот опыт — и зачастую довольно много. Очень скоро эта тенденция распространилась на сферы «живого» спорта, «живого» театра, и даже «живых» ток-шоу. Фестивали остались в прибыли, деньги снова в игре.

Книги в этом вопросе последние. Некоторые фестивали раздают книги бесплатно вместо прослушивания выступлений писателей. Даже простая покупка книги, обладание книгой, обмен книгами и разговоры о книгах дают некий флер магических «ощущений». Книги — это красота. Книги — это полка, стена, дом.

Книгам пророчили смерть с появлением радио. Твердые переплеты были обречены с приходом мягких переплетов. Печать на бумаге была похоронена на сажень глубиной великими и могучими цифровыми гаджетами. Но все это оказалось ерундой! Как и другие вспомогательные средства для чтения, такие, как ротационная печатная машина, станок линотипа и верстка для компьютера, инновационные гаджеты способствовали распространению знаний и наслаждения. Все это было только средством, но не печальным концом.

Со времен Уильяма Кекстона и Иоганна Гутенберга, книгопечатание показало удивительную живучесть. Старая привычка пережила и не такие вызовы.

Автор: Саймон Дженкинс (Simon Jenkins)

Источник: Eurodigest

EURODIGEST Journal

Абсолютно открытый и финансово-независимый волонтерский проект сетевого дайджеста публикаций самых популярных европейских медиа, предназначенный для любого и каждого желающего знать ЧЕМ (?) и КАК (?) живут люди в соседних странах Европы, и ПОЧЕМУ (?) у них и у нас так МНОГО (!) и так МАЛО (!) общего с точки зрения самих европейцев.



Новостная лента


О нас

Выстраивая концепцию медийной научно-социальной платформы «Интеллигент», мы, прежде всего, опирались на исходное значение слова intelligent (лат.) — «понимающий, мыслящий». Издание обращено к тем, кто занят интеллектуальной деятельностью, к тем, для кого умение понимать и мыслить составляет основу их профессии.