Архивы заговорили

История & Личности
Разговор этот касается миллионов судеб, революций, мировых и локальных войн, величайших преступлений и несправедливостей, его продолжают вести целые народы и страны.
Международный фонд «Демократия», созданный и возглавляемый общественным деятелем академиком Александром Николаевичем Яковлевым, известен своей научно-исследовательской и издательской деятельностью. Фондом и издательством «Материк» с помощью наших учёных подготовлены и выпущены капитальные сборники ранее сверхсекретных архивных документов из самых «закрытых» хранилищ бывшего СССР. Работа эта продолжается. Новое издание фонда «Демократия» столь же весомо и актуально, к тому же тема его чрезвычайно остра, болезненна, на протяжении десятилетий служила предметом и поводом для самых различных гипотез, дискуссий, различного рода взаимных истерических обвинений и политических спекуляций. Тема эта чётко обозначена в самом названии сборника: «Государственный антисемитизм в СССР. От начала до кульминации. 1938-1953» (выпущен под редакцией академика А.Н.Яковлева, составитель Г.В.Костырченко, М., Издательство «Материк», 2005).
Задача этого солидного научного издания (около 600 страниц убористого текста!) не в простом продолжении научных споров и политических дискуссий вокруг обозначенной в его названии острой темы, а в возможно полной публикации прежде «закрытых», сверхсекретных архивных материалов и примечаний к ним. Ведь многое в освещении государственного антисемитизма черпалось прежде из слухов, сплетен, политической борьбы, доносов, взаимных обвинений, а историческая наука на таких основаниях не создаётся, её источники должны быть точны и выверены, а выводы объективны и далеки от любой политической конъюнктуры и групповых интересов. Эта наука не может служить власти, общественному мнению, а точнее, какой-либо из враждующих сторон, нации, лагерю или группе. Цель её – истина, которая рождается не в споре, а после его разумного и спокойного завершения. Тем более что разговор этот касается миллионов судеб, трагедий, революций, мировых и локальных войн, величайших преступлений (в том числе и государственных) и несправедливостей, его продолжают взволнованно вести целые народы (причём не только русские и евреи) и страны (и не только Россия и Израиль).
Поэтому так важен капитальный сборник сверхсекретных архивных документов, подготовленный фондом «Демократия». Эти канцелярские советские тексты страшны именно своей обыденностью, простодушной «деловой жестокостью, беспощадно реальными подробностями, государственным уровнем преступлений и гонений. Власть и правящая номенклатура изначально преступна, патологические «органы» её преступны, страшные методы их беззаконны и бесчеловечны. Да, выдающийся актёр и духовный лидер советской еврейской общины Соломон Михайлович Михоэлс (Вовси) был убит в Минске чекистами, да, по личному устному приказу Сталина. Подробности жуткие в своей обыденности: Михоэлса и сопровождавшего его агента МГБ обманом завезли на дачу местного министра госбезопасности (!?), насильно напоили водкой, тут же задавили автомобилем (да, спокойно убили и своего слишком много знавшего сотрудника), изуродованные трупы подбросили на шоссе. Причём наивная минская милиция сразу же нашла этот служебный автомобиль в гараже МГБ. Но выясняется, что бездарные, непрофессиональные убийцы сначала были награждены орденами, потом их лишены и тоже осуждены. Поразительна роль в этой перемене министра внутренних дел Л.П.Берии, вопреки своей людоедской репутации смело потребовавшего и добившегося разоблачения убийц и реабилитации жертв.
Мы по документам видим, как тоталитарная власть мечется, как она разобщена, правая её рука не ведает, что творит левая, никто не может быть спокоен в этой ежедневной борьбе за свою жизнь. Идеология тут бессильна, реальность ею не объясняется и не контролируется. Никакой Маркс-Энгельс не смог бы предсказать такую роковую историческую ситуацию. Власть Сталина абсолютна, самодержавна, «органы» (11 миллионов информаторов только одного знаменитого 5-го управления МГБ-МВД-КГБ!) и партгосаппарат всесильны, а поделать ничего не могут с вечной проблемой «еврейского вопроса», которую так решительно и неосторожно взялись закрыть раз и навсегда.
Документы говорят, и, в отличие от непрерывно меняющих вехи и концепции историков, говорят всю правду, поэтому их так долго прятали от общественности. Не только в разоблачении таких преступлений и злоупотреблений, пыток и провокаций тут дело. Оказавшись рядом, будучи выстроены хронологически и тематически, научно подготовленные и прокомментированные тексты сборника показывают направление советской истории, узлы проблем, внутреннюю логику и динамику рождения государственного антисемитизма в СССР. Невольно думаешь: да существовал ли таковой в реальности?
В большевистской официальной доктрине никакого антисемитизма, тем более, государственного и официального, нет, там имеется только пролетарский интернационализм, тоже, кстати, мифический. Разжигание национальной розни было запрещено сталинской конституцией и советским уголовным кодексом. Власть больше всего боялась именно обвинений в антисемитизме, прекрасно понимая силу протестов международной общественности. Кадровый вопрос, простой анализ биографий советской высшей номенклатуры не дают оснований для таких решительных выводов и формулировок.
В высшем государственном и партийном руководстве мы видим Свердлова, Троцкого, Зиновьева и Каменева, Литвинова, Радека, липового «поляка» Дзержинского, Ягоду, липового «грузина» Берию, Кагановича – именам таковым и нерусским лицам в советском номенклатурном иконостасе несть числа, об этом уже слишком много писалось и говорилась. Возьмите списки ВЧК, ОГПУ, НКВД, ЦК, наркоматов, армии, руководства Соловков и всего ГУЛАГа множество еврейских фамилий. Откуда тут взяться мощному государственному антисемитизму как официальной идеологии? Неужели все эти неглупые люди боролись сами с собой? Разговоры о бытовом антисемитизме Сталина мало что объясняют, к тому же стоит пристальнее взглянуть на семью вождя, на жён его сыновей, на мужей и любовников дочери, на Розу Каганович, чтобы внести в эту неновую мысль существенные поправки.
И в начале сборника документов о реальных проявлениях антисемитизма в СССР очень мало, да и сами проявления бытовые, мелочные и какие-то по-русски нелепые, они явно идут снизу, а не от власти. Авторы сборника говорят о постепенном росте в обществе, а проще говоря, в народе, стихийной бытовой юдофобии. А вот это очень интересно и важно, одно вытекает из другого и многое объясняет. Репрессии 1930-х годов, в данном случае вполне обоснованные, не случайно выбили почти всю властную еврейскую элиту, «детей Арбата». Это не вульгарный антисемитизм, а циничная борьба за власть в верхах с образованными и даровитыми чужаками, которых ловко использовали, а потом убрали, притом иногда их собственными руками. Народная бытовая юдофобия умело направлялась сверху. А началось всё с загадочных смертей Свердлова и Дзержинского.
На смену Генриху Ягоде пришёл Николай Иванович Ежов. Власть вынуждена была «юдофобию масс» учитывать, и это последовательно делает созданное в 1939 году Управление кадров ЦК во главе с бывшим русским дворянином и будущим реформатором Г.М.Маленковым, чья роль “серого кардинала партии выяснена не до конца. Ясно, что и другая сторона после диких массовых репрессий сделала свой выбор. Советская власть самонадеянно продолжала считать их мифическими «советскими людьми», однако эти люди прежде всего ощущали себя евреями, древним великим (несмотря на малочисленность) народом с достойной их историей и культурой, языком, со своей исторической родиной. Не говорили тысячу лет на древнем иврите – ничего, выучили и заговорили, на что были затрачены огромные деньги и культурные силы, к тому же эти лингвистические” кружки стали политической школой советского еврейства. Нет уже тысячу лет своего государства, родной земли – ничего, организовали мощное сионистское движение, вернули, отвоевали историческую родину, создали сильное военное государство. Советские евреи или участвовали в этом, или знали и сочувствовали борьбе за их и их детей будущее. Вот истинное начало раскола в интеллигенции, приведшее после войны к созданию Еврейского антифашистского комитета, чье вполне светское, не шибко верующее руководство вошло в «двадцатку - духовно-религиозную верхушку, управлявшую московской синагогой».
Документы сборника говорят о резком росте в советском обществе, особенно в его низах, юдофобии в 1942-1943 годах. Явление непонятное уже в своей очевидной несвоевременности. В чём тут дело? Зачем тоталитарной власти, занятой великой войной с могучим её и советских евреев врагом, раздувать в стране такое опасное настроение, как антисемитизм? Что произошло в результате вынужденного появления в СССР миллионов евреев из Польши, Бессарабии, Прибалтики? Каковы были политические последствия массовой эвакуации (точнее, бегства) госаппарата, промышленности, учреждений культуры вглубь страны, тотальной текучести кадров, едва не приключившейся сдачи Москвы и многолетней страшной блокады Ленинграда? В публикуемых документах власть всё время в своих весьма примитивных «идеологических» выводах и бестрепетных решениях опирается на статистику, которую мы раньше не знали и не анализировали. Да, государственная статистика (теперь она называется социологией) много и часто лжёт по заказу. Эти цифры не лучше, но и не хуже других. Теперь и нам следует об этих цифрах задуматься. Если это ложь, подтасовка, то зачем она, кому нужна и выгодна, о чём она говорит? У государственной лжи своя логика. Одними эмоциями тут не обойтись.
Весь конфликт разворачивается после войны. С.Михоэлс и его гибель, Еврейский антифашистский комитет и его расстрел, «странное дело» жены Молотова и наркома рыбной промышленности П.С.Жемчужиной и её поспешная реабилитация Берией, неуклюжая и поспешная фабрикация «дела врачей» и множества других «дел», однообразные провокации и пытки чекистов, готовившееся Сталиным переселение всех евреев в Сибирь (здесь документы упорно молчат, а ведь сладкоголосый комментатор радиостанции «Свобода», бывший советский историк Владимир Тольц сплёл об этом целый цикл умело взволнованных передач) – мы узнаём множество новых подробностей, имён и фактов. Их предстоит сопоставить и осмыслить.
Но уже сейчас видно по документам, что «государственный антисемитизм» - это только одна сторона сложнейшей политической проблемы, явно не укладывающаяся в удобную формулу “гонители и гонимые”. Это грубая и жестокая борьба настороженной тоталитарной власти с чем-то очень опасным и достаточно сильным. Другая сторона отнюдь не пассивна. В смертельной (ибо она завершилась не очень естественной смертью Сталина) борьбе участвуют могучие мировые силы, за Михоэлсом и Еврейским антифашистским комитетом стоят миллионы людей, не только советских и не только евреев, немалые деньги (им помогают еврейские организации всего мира, а потом и Израиль, созданный не без советской поддержки), сильные общественные настроения, вылившиеся в подспудную политическую борьбу. Сталин впервые столкнулся с подлинной, а не фиктивной «троцкистской» оппозицией. Ни один народ многонациональной Советской страны не имел такого «комитета», с беззаветной храбростью и удивительной политической сметкой защищавшего интересы своих соплеменников.
В 1948 году никакого фашизма уже нет, а Еврейский антифашистский комитет усиливает свою организационную деятельность, всё сильнее давит на власть, находит там сторонников и влиятельных помощников вроде той же Жемчужиной, партийного деятеля С.Лозовского и фантастически осторожного и беспринципного журналиста Эренбурга. В ЕАК по велению еврейского сердца, а потом уже по поручению родного МВД состоял крупный юрист и следователь Л.Р.Шейнин, связанный с верхушкой генеральной прокуратуры и «органов». На стороне «гонимых» явно был самый всесильный «гонитель» Л.П.Берия, своевременное и эффективное вмешательство которого остановило карающую руку Сталина. Не случайно другой, куда более искренний гонитель евреев, генерал КГБ Е.П.Питовранов, умный и просвещённый «зам» Берии по разведке, “вдруг не без помощи своего шефа оказался на нарах в Лефортово и ждал расстрела, спасла его жена, родственница Маленкова. Удивительны сами парадоксы, превратности судеб, «случайные» совпадения. И дело тут не только во вполне исполнимом сильном желании ЕАК создать автономное еврейское государство в очищенном от татар Крыму во главе с тем же Михоэлсом. И не в понятном стремлении сотен тысяч советских евреев уехать из родного, но неласкового СССР в известную им лишь по Библии мифическую Палестину, сформировать для этого еврейскую дивизию во главе с героем войны Драгунским (эта идея была успешно реализована, и советские боевые офицеры умело и храбро командовали еврейскими войсками во всех победоносных войнах Израиля и даже кадрово укрепили Моссад).
Мир изменился, сам СССР изменился, победившие люди не хотели жить так плохо и рабски, как прежде. Начинается раскол в обществе, и, прежде всего в интеллигенции, где появляются “русская” и “еврейская партии. А значит, перестаёт работать официальная коммунистическая идеология. Всесильная КПСС уже суетится между этими двумя реальными силами, поддерживает то ту, то другую, ловко их стравливает. Рождение государства Израиль и приезд в Москву его мудрого и опытного посланника Голды Меир всколыхнули всё советское еврейство.
А разве русские не хотели жить лучше, не хотели перестать лгать и унижаться? Началось сумбурное, эмоциональное движение «снизу», объединяющее людей в общество. А потом последовали забытый бунт в ГДР, восстание в Венгрии, чешские и польские события, арабо-израильские войны, движение диссидентов и «отказников». Стена коммунизма дала трещину и потом рухнула в Берлине.
Власть в 1940-е годы видит всю невозможность решить эту нарастающую стратегическую проблему, в пресловутый «еврейский вопрос» не укладывающуюся, своими привычными силовыми методами и коммунистической демагогией. Этим лично занимается идеолог партии Суслов, его советники и помощники идут на непривычные, рискованные шаги, допуская «неформальные общественные объединения вроде Русского клуба, различных «семинаров», дискуссии в МГУ и Союзе писателей и т.п. Закулисная деятельность КГБ принимает небывалый размах, «органы» всюду стремятся иметь своих людей, используют проверенный метод «подсадки» для контроля любой оппозиции.
На этой почве исторического компромисса либеральной интеллигенции с виляющей властью расцветают «Новый мир» Твардовского и пресловутое «шестидесятничество». Начинается оттепель. «Русский лагерь» с его полукультурностью, грубой работой и приседаниями перед властью только помогает оформлению компромисса. Всё это неизбежно завершилось диссидентством, А.Сахаровым и А.Солженицыным, запоздалым ростом репрессий, массовым исходом евреев на историческую родину после арабо-израильских войн, зародившейся в чекистских головах А.Шелепина и Ю.Андропова иезуитской идеей «перестройки сверху», для чего осовевшая власть советских геронтократов и её склеротическая идеология были окончательно дискредитированы с умелым использованием впавшего в маразм после соответствующего «лечения» Л.Брежнева и ловко спровоцированной губительной афганской авантюры, потом продолжившейся в Чечне.
Но всё это будет потом, всё это последствия того сложного явления, которое послужило названием для рецензируемого сборника. А пока надо прочитать и осмыслить подлинные архивные документы, извлечённые фондом «Демократия» из недр спецхрана и рассказавшие нам о целой эпохе русской истории, которая и сегодня продолжает оказывать немалое воздействие на всю нашу жизнь.

Всеволод Сахаров



Новостная лента


О нас

Выстраивая концепцию медийной научно-социальной платформы «Интеллигент», мы, прежде всего, опирались на исходное значение слова intelligent (лат.) — «понимающий, мыслящий». Издание обращено к тем, кто занят интеллектуальной деятельностью, к тем, для кого умение понимать и мыслить составляет основу их профессии.